Мысли о генетике

 

 

Открытия, сделанные ещё в 19-м веке Г. Менделем, а затем получившие развитие в работах Т. Х. Моргана и его школы, совершили настоящий переворот в  вопросах познания картины мира,  развития всего живого в нём, в том числе и человека. Оказывается, что в ядрах клеток нашего организма имеются участки, содержащие особое вещество, ДНК, хранящее генетическую информацию данного индивидума. Отдельные участки ДНК соответствуют определённым генам, которые ответственны за формирование какого-либо элементарного признака, присущего этому индивидуму. Совокупность всех ген организма составляют его генетическую конституцию—генотип. Генам свойственна высокая устойчивость, неизменяемость. ДНК точно воспроизводится при делении клеток, обеспечивая в ряду поколений клеток и организмов передачу наследственных признаков и специфических форм обмена веществ. Этим можно объяснить тот факт, что наше здоровье, наши болезни, наши характеры, наши способности и наши недостатки, часто передаются по наследству от наших родителей, от бабушек и дедушек и даже от более ранних предков. Каждая определённая группа ген ответственна за тот или иной орган человека и даже за определённый его участок. Я думаю, что есть  такие гены, которые отвечают и за участки мозга, обеспечивающие человеческую память, сохраняющие отдельные эпизоды его жизни, их краски и звуки . А тогда возможно, чтобы в памяти человека иногда могли возникать картины прошлой, незнакомой ему, жизни, в которой он не принимал и не мог принимать участия, так как удалён он от неё на многие и многие годы.

И в связи с этим я вспоминаю один и тот же устойчивый, совсем не меняющийся, сон, который иногда, хотя и очень редко, посещает меня уже с детских лет. В этом сне я сам не принимаю участия, а как бы наблюдаю со стороны. Я вижу большой двор с навесами на деревяных подпорках, примыкающими к деревяным же стенам домов, окружающих этот двор. Сами дома мне не видны, только двор. Во дворе занимаются своими делами несколько женщин в длинных, до пят, тёмных юбках и светлых блузках. На головах тёмные платки, концами завязанные на затылках. Одна из них, та что ближе других от меня, стирает в деревяном корыте какое-то бельё. Край юбки её подоткнут за пояс так, что можно увидеть  белые икры её полных босых ног. Движения её энергичны. Раскрасневшееся, чем-то знакомое мне лицо, обрамляют выбившиеся из под платка чёрные завитки волос. Иногда она поднимает голову, и я вижу её тёмные, улыбающиеся мне, глаза. Под другим навесом, более удалённом от меня, две женщины что-то обсуждают. Одна из них при этом что-то готовит на очаге, представляющем собой таган с установленным на нем котлом. Под котлом огонь от уложенных в виде колодечного сруба дров. Ещё несколько женщин, тоже заняты какими-то делами. Одна из них развешивает на верёвке, протянутой между двумя деревцами, растущими тут же во дворе,  бельё. Во дворе не видно совсем мужчин, нет и детей. Видимо это хозяйственный двор, отданный в полное распоряжение женщин. И только в дальнем конце двора, в маленьком оконце можно увидеть седую, ритмично раскачивающуюся голову, скорее всего, старика. И всё это выдержано  в чёрно-белых, угрюмых тонах, вызывающих ощущение  какой-то особой строгости и покорности. И вдруг где-то, за пределами этой картины, возникает и разносится чудесная мелодия не-то цыганской, не-то испанской песни, исполняемой женским голосом, и всё вокруг вдруг расцвечивается, окрашивается в другие, более радостные цвета. Мне знакома эта мелодия, мне хочется поддержать её, запеть вместе с той, неизвестной мне, и я уверен, очень красивой женщиной, но делать этого почему-то нельзя. А мне очень хочется, мне почему-то очень нужно. Всё во мне протестует... И я просыпаюсь. Мелодия продолжает звучать во мне. Я  напеваю её, хочу запомнить, записать её, но я не владею нотной записью,  и она уходит от меня, как и тот сон, который о чём-то таком, чего не было, не происходило со мной. И я думаю, что это сохраненная в генах память о моих очень отдалённых предках, которые когда-то, в очень далёкие времена жили своей обособленной жизнью среди другого народа, в совсем другой, чужой для них, стране, как мне думается, в Испании, судя по той, так нравящейся мне мелодии. И мне хочется больше узнать о них, возможно, моих предках.

 

В начало книги

К списку глав